Начало
О нас
 

Наша история от лица изобретателя наших прыгунков:

Идея начать выпускать прыгунки у меня зародилась в 1984-м году. Тогда я, молодой специалист, только что выпустившийся из МФТИ, работал по распределению в г. Арзамас-16 (ныне - Саров), Горьковской (ныне - Нижегородской) области, жил с женой и первой нашей дочкой в общежитии и ожидал получить квартиру. В стране был эпогей застоя - только что умер Андропов и под руководством нового генсека Черненко СССР погрузился в такую же дремоту, как была при Брежневе. А нам, молодым и энергичным, образованным и неравнодушным ужасно хотелось настоящего дела.

В журнале "Семья и школа" было опубликовано письмо одной мамаши, с небольшой схемкой, о том, как сделать прыгунки. Вырезал, сохранил на всякий случай. Моей старшей было в тот момент 2 годика. Мне очень хотелось, чтобы она выросла умненькой, развитой и ловкой. Те кто помнит то время, подтвердят, что ужасно скуден был в те дни выбор как книжек по воспитанию, так и вспомогательных приспособлений. Поэтому мы по крупицам охотились за любой информацией, по которой чувствовалось, что выссказана она болеющим за дело человеком. Тогда с трудом малыми тиражами пробивали себе дорогу книжки Бориса и Елены Никитиных, Скрипалева, Кона, Фирсова, Толмачева, некоторых других. Можно спорить и не соглашаться с некоторыми их идеями, но в то время не было ничего, и эти идеи были, как глоток воздуха.

Поэтому, почти первым изделием в полученной нашей семьей в 85-м 2-х комнатной хрущевке был домашний стадион. Тогда некоторые военные заводы, в рамках призыва партии выпускать товары для населения, наладили изготовление таких изделий. Были они очень громоздки, некачественны, дороги, но и их не хватало. Но посмотрев то, что было представлено в магазинах (Саров снабжался неплохо и в магазинах иногда что-то бывало), я сразу отказался от этих многочисленных уродливых стоек в распор между полом и потолком, а просто придумал кронштейны на стены и купил у забулдыг на стройке пару труб 1.5 дюйма (вспомнив сопромат предварительно). Укрепив эти трубы под потолком в детской спальне, навесил на него разные снаряды, придуманные по ходу. Рядом поставил 2-х ярусную самодельную кровать собственного изобретения (мы уже планировали 2-го ребенка), которая на день поднималась к стенке, а матрасы с нее, обшитые брезентом, ложились под снаряды, как маты. Снаряды можно было сдвигать в любой место вдоль трубы. Кровать тоже иногда не убиралась и служила порой в детских играх импровизированным снарядом. Одним из снарядов была прыгалка - кольцо на резинке. По веревочной леснице ребенок залезал к кольцу и, как с парашютом, спрыгивал вниз, начиная скакать, как на батуте (только, в отличие от батута, на этом снаряде, помимо ног и координации, развивался плечевой пояс). Этот снаряд не так прост, как кажется, поскольку при отпускании снизу кольцо пулей летит в потолок, круша бетон перекрытий, перерубая резину - пришлось немало подумать, чтоб решить эти проблемы. Уже тогда я заметил, что этот снаряд был самым популярным как у дочери, так и у многочисленной приходившей к ней в гости ребятни. Да что говорить про детей, если даже взрослые любят и попрыгать, и покачаться.

А в это время в стране набирала обороты Перестройка. В 86-м году были приняты 4 постановления совмина о кооперативах (1.промтовары 2. услуги 3. общественное питание 4.утилизация мусора). Законы были совсем не проработаны, но охота была "пуще неволи". У меня была идея - детские стадионы. В них не было стоек, поэтому материала в то дефицитное время требовалось немного - труба, снаряды, карабины и кронштейны. Все было быстро придумано, продумано, просчитано и испытано. Только продавать их надо было вместе с установкой. И зарегистрирован был в городе мной и парой работяг первый в городе кооператив (по оказанию услуг). Он так и назывался - "Пионер". И за год с небольшим его существования, работая днем в своих институтах, по вечерам мы установли больше 250 домашних спорткомплексов в квартирах и детских садах города. Спорткомплекс, вместе с установкой, стоил вдвое дешевле продававшихся в магазинах промышленных аналогов. Пои этом рентабельность была около 600%. На машину еще не хватало, но свежие фрукты детям были ежедневно, одежда женам тоже покупалась без особой экономии.

Тем временем в стране уже был принят закон "О кооперации", нарастала и политическая активность населения. Я, в частности, сунулся в городские депутаты. Это было еще те выборы (86 год), когда шло по одному кандидату на место, а весь сыр-бор разгорелся не на выборах собственно, а на этапе выдвижения кандидатов в кандидаты. Бедные коммунистические "лейтенанты" вертелись ужами, чтоб меня не допустить. В горкоме тоже "на ушах" стояли "полковники". А народ стоял за меня горой. В конце концов, в нарушение всех регламентов и процедур, коммунисты, таки, не допустили меня в кандидаты в депутаты. Низкий им за это поклон! Воровать и врать бы я не смог и быстро сгорел бы на этом месте, оставив детей сиротами, в борьбе с раздолбайством и злоупотреблениями на местах, в то время как менять надо было вверху. ... Шел 1987 г...

Мы ждали второго ребенка. И тут мне вспомнилась та заметка из "Семьи и школы". Интуитивно чувствовал, что начинать использовать прыгунки надо как можно раньше. Было очевидно, что в прыгунки из журнала ребенка с неокрепшим позвоночником не посадишь. Нужно было снять нагрузку с позвоночника. Да и использование эспандерных пружин в качестве амортизатора то же было очевидно плохо, учитывая опыт молодости занятий с эспандером. Но физику на физтехе не зря учили: в конце концов все проблемы были решены - последнюю: "что засовывать в валики?" придумал, когда шел из роддома с известием о рождении второй дочери. Через 10 дней первые прыгунки были готовы. Они были в основе своей ровно такие, как и сейчас прыгунки "старой конструкции " , представленные на этом сайте. В 3.5 недели Нунуся была посажена в прыгунки в первый раз. А в возрасте 6 недель она уже осознанно прыгала. Начинался 1988-й (тогда еще не праздновали по 3 недели начиная с католического Рождества)...

Тем временем, власти никак не могли мне простить мое кандидатство в депутаты. Ничего лучше, чем ликвидировать "Пионер" в нарушение всех законов (а в городе в тот момент только появился 2-й кооператив) они придумать не могли. Спасибо им большое за это неуклюжее действие! Спрос в городе все равно был уже удовлетворен. Было также установлено с полтора десятка бесплатных спорткомплексов бедным и многодетным семьям. Бизнес себя исчерпал, но был уже принят закон об индивидуальной деятельности. Поэтому, находясь в "ореоле мученика", я тут же подал заявление на индивидуальную деятельность. Установил в этом статусе последние 10 спорткомплексов , но главные усилия сосредоточил на наладке серийного производства прыгунков. Вообще-то местные крикуны-демократы призывали меня судиться с властью по поводу незаконной ликвидации кооператива, но мне интереснее было заниматься делом. Арзамас-16 - город маленький. За год рождалось всего 1000 ребятишек в то время. Но был удобный поезд в Москву. Поэтому я взял на работе месяц отпуска, добавил к нему месяц за свой счет и летом 1988-го отправился осваивать огромный московский рынок. ...

Сначала, еще в мае 88-го, приехав на выходные, попробовал постоять на Рижском рынке. "А вот прыгунки горячие, только с конвейера!...". Как ни удивительно, за час сумел продать десяток по 9 р/шт (масло тогда стоило 3.5 р за кг), прежде чем на меня наехали местные рэкетиры. Платить им не хотел - пришлось уйти. Попробовал стоять возле отдела для новорожденных в "Детском мире", том, что на пл.Дзержинского. Но там было хуже. Нахваливать неудобно, да и просто с товаром стоять - милиция через 10 мин прогнала.

В конце концов была найдена тактика торговли: на молочных кухнях Москвы развешивал объявления и тетрадки для записи заявок. А потом собирал эти заявки и развозил на велосипеде с рюкзаком прыгунки по квартирам (иногда раздатчицам приходилось платить, но многие отказывались, тогда бессребрянность была в почете). Показывал, рассказывал, деток сажал в прыгунки. За лето продал более 1000 прыгунков. Спальные районы Москвы изучил лучше любого таксиста. Ноги накачал неимоверно - чуть ни ежедневно педали от велосипеда отламывал - приходилось запчасти с собой возить. Все изучалось, выдумывалось и осваивалось на собственном опыте.

Тогда то впервые столкнулся с необходимостью официальных рекомендаций и разрешений. С потребностью в нормальном серийном производстве. А значит с нуждой в хорошем партнере. В качестве партнера выбрал своего приятеля, бывшего однокурсника, работавшего в соседнем подразделении, Сергея Д., ныне являющегося весьма преуспевающим предпринимателем. В начале осени 88-го мы заключили с ним союз. Помещение - нашли заброшенный подвал в соседнем доме (тогда этого добра еще было много) и даже не арендовали его (тогда и понятия такого не было), а просто самозахватили. За несколько ночей, дыша засторелой пылью, вытащили оттуда пару десятков кубов мусора. Потом Сергей спроектировал и мы вместе сделали подходящую для дела циркулярку (чтоб пилила чисто и качественно сразу 10 листов ДВП). Разделили стенами помещение на склад, пилорамный цех и сборочный. Из студентов, которых репетировал по сопромату Сергей, мы набрали первых наемных работников. По очереди мотались по разным вопросам (снабжение и пр.).

Отдельно хочется рассказать о рекламе. Тогда, при СССР, такого понятия не существовало. Народ зачитывался только начавшейся гласностью. АиФ примерно в то время имел тираж 36 млн, попавший в книгу рекордов Гинесса, который, наверное, уже никогда не будет побит. На этом фоне зачуханная газетка "Семья", имевшая то ли 5, то ли 7 млн казалась мелкой. Она тогда базировалась рядом с редакцией газеты "Труд". Ездил туда, окучивал, деньги предлагал, объяснял необходимость для развития детей нашей продукции. И вот, о чудо!, весной 89-го они опубликовали небольшое объявление о прыгунках за 17 руб с указанием адреса: "Москва-300, а\я не помню уже какой" . Денег с меня за это объявление редакция брать категорически отказалась. Саров тогда отсутствовал на карте, был полностью секретным городом, и Москва-300 был одним из его "кодовых" адресов. Объявление вышло, прошло дней 10, а заявок в Саров поступило меньше сотни. Я опасался, что их может не быть много. Но так мало с 7 млн. тиража!!! Усомнился, поехал в Москву разбираться. Разыскал на главпочтамте тот цех, на котором происходила сортировка. Пришел туда - сразу бросилась в глаза огромная куча корреспонденции, занимавшая большую часть цеха. Ну, думаю, зашиваются, бедные. Спрашиваю, мол, не терялась ли у Вас здесь наша почта на такой-то адрес? А мне отвечают: "Так это Ваша!!??", и указывают на эту кучу. Оказывается, никогда на Москву-300 больше полмешка в день не приходило. Отправляли эти полмешка с курьером, который приезжал в цех, и затем, с ежедневным самолетом предприятия, отправлял эту почту из аэропорта Быково. Пообщался с почтовым начальством, недоразумения разрешил. Договорились, что я сам буду эту почту от них вывозить. Нанял пару КАМАЗов (отдельная вто время история) и перевез в Саров. В дальнейшем хватало ГАЗа раз в 1-2 недели, пока поток заявок не сошел на нет через пару лет. Теперь вставала проблема, что с этой корреспонденцией делать!? Как обработать, если даже на то, чтоб перегрузить их с одного мета на другое, уходило несколько часов. Это потом, наученный опытом, я во всех объявлениях обязательно указывал "на открытках". В поступивших же тоннах корреспонденции преобладали письма. Бумаги люди не жалели. Нередко и письма то были вовсе не о прыгунках. Люди со всего союза, поимев реальный адрес не официального органа, а подобных им людей (это ведь было едва ли не первое в стране рекламное объявление) писали в письмах о своих судьбах и проблемах. Да и заказчики прыгунков норовили на десяток страниц расписать все диагнозы своих детей, все свои семейные проблемы и радости. И все это надо было распечатать, прочитать, переработать... Персональные компьютеры тогда только появлялись. На работе у меня было несколько весьма превилегированных людей, имевших доступ к персоналкам. Но большинство до сих пор работали с перфокартами... Для начала пришлось в срочном порядке освоить DBase - единственную на тот момент доступную программу для работы с базами данных на персоналках. Написать простенькие програмки для ввода данных, обработки, сортировки, распечатки. Потратив огромные усилия удалось договориться с парой человек, имевших в своих кабинетах персоналки. Удалось также найти несколько профессиональных машинисток, согласившихся за деньги по ночам работать на этих персоналках. Данные сбрасывали на дискеты (тогда еще 5-дюймовые). За 2-3 месяца удалось обработать бОльшую часть из этой корреспонденции (около 150 тыс. писем), т.е. ввести их в базы данных, сохранить на дискетах. На оплату машинисток ушли все сбережения и еще остался должен.

Продукции на всех, ес-но, тоже еще не было. Опыта работы с почтой и пр - никакого. Посылать с наложенным платежом. А ну, как откажутся или пропадут мои бандерольки?! Кроме того это был период дефицита, вожделенный для капиталиста рынок продавца. Поэтому было принято решение посылать сначала письма "...но деньги вперед!", т.е. пришлите деньги на такой-то адрес, а мы в ответ Вам товар. И ведь слали. Не все, конечно, из тех, кому были отправлены эти письма, но десятки тысяч. А производство катастрофически отставало. Кому-то прыгунки пришли вовремя, кому-то с задержкой на 1-3 месяца. Небольшая доля терялась (в основном, по вине почты) и не доходила до адресатов. Да простят меня все те, кого я мы не смогли вовремя обеспечить этим товаром. Всего к концу лета 1989-го года было произведено и отправлено заказчикам более 50 тыс тренажеров. Неказистых, порой со стружкой, с отдельным исправимым браком. Но в целом работающих. Тысячи блестательных отзывов и десятки ругательств были получены в ответ. Жалею, что мешки с этими отзывами были безвозвратно утеряны где-то в пламени тех бурных дней. Они вполне могли бы стать достойными экспонатами в "музее перестройки".

Отдельная проблема была, получить на это изделие государственную печать, какой-нибудь сертификат и т.п. Вопросом я озаботился еще до продажи первого тренажера, в феврале 1988-го. Напомню, это было время, когда еще только вышел закон "О кооперации", открывший дорогу частному предпринимательству. Государственные органы еще не готовы были работать с такими новообразованиями. Меня долго перепинывали между Минздравом СССР, Министерством медицинской техники и пр. "компетентными" заведениями. В конце концов удалось найти некоторое понимание у И.Д.Зелинской, бывшей в то время зам. Начальника главного управления охраны здоровья матери и ребенка в Минздраве РСФСР.. Вообще она мне показалась приятной, думающей и болеющей за дело женщиной, профессионалкой, к тому же не боящейся брать на себя ответственность. Она порекомендовала несколько наиболее прогрессивных домов ребенка, практикующих терапевтов и невропатологов Москвы. Дала рекомендации к ним оказать содействие. Я их объехал, раздал несколько десятков тренажеров в дома ребенка, сообщил практикующим врачам адреса на их участках и фамилии уже купивших у меня прыгунки. И оставил это дело "зреть", т.к. по существовавшим тогда правилам (не то, что ныне!), опробование подобных изделий должно было осуществляться не менее 6-12 мес. Конечно, большинство участвующих в опробовании, тут же, как водится, успешно забыли об этом, даже несмотря на мои довольно регулярные звонки и напоминания. Тем не менее за год удалось собрать довольно большое количество отзывов (в основном, правда, от восторженных частных лиц, а не от специалистов). В начале 89-го я и Сергей несколько раз мотались в Минздрав и по врачам (Сереге спасибо - он женщин просто очаровал и дополнил у них ощущение, что делается все на искреннем энтузиазме и от души молодыми образованными и увлеченными людьми, что, в общем то, было 100%-ной правдой). Вывалили мы Зелинской кучу отзывов и рекомендаций, собранных за год. Она все тщательно просмотрела и изучила. Последний этап оказался самый трудный - получить рекомендацию от компетентного гос.органа. Но тут, спасибо Зелинской, она посоветовала Институт повышения квалификации врачей. А когда его начальник, проженный бюрократ Дежкин, начал юлить и искать причину перевалить ответственность на кого-то другого, она на него прицикнула, и он сдался. И вот, в конце апреля 89-го, вожделенный документ, рекомендующий прыгунки к массовому использованию, был нами получен. Причем, на удивление, абсолютно без блата и взяток, самым прямым и наичестнейшим способом. Полагаю, что таковых не очень много было выдано госчиновниками за все время с начала перестройки по сегодняшний день. Тем больше его ценность.

Надо отметить, что в то время на рынке присутствовали прыгунки еще нескольких конструкций. В процессе испытаний мне пришлось потратиться на зукупку их образцов и раздать спецам для сравнительного анализа. Поэтому в отзывах, которые к сожалению не вошли в собственно рекомендацию, заверенную государственной печатью, было много "матерных" слов по поводу всех этих трусиков, корзинок, а главное, пружин.

...

Продолжение следует

Сайт еще не закончен. Ежедневно идет доработка, появляются какие-то изменения, исправляются ошибки. Мы будем благодарны Вам, если Вы сообщите о замеченных ошибках.